ГлавнаяСтатьиТочка зренияМихаил Новиков: «Прокатчик — это не профессия. Это образ жизни»

Михаил Новиков: «Прокатчик — это не профессия. Это образ жизни»

Идею взять интервью у Михаила Новикова, бригадира компании Euroshow Moscow, нам подсказала Софья Гришутина. В разговоре о нюансах большой прокатной деятельности она не раз упомянула, что некоторые моменты неплохо бы уточнить именно у него. Все логично: тот, кто пристально следит за монтажом и демонтажом самых разнообразных площадок, хорошо владеет предметом и может поделиться с нами важными знаниями. Далее был найден идеальный момент для встречи — за день до начала монтажа очередной площадки в «Крылатском». Содержание нашей увлекательной беседы мы и предлагаем сегодня вашему вниманию.

— Как стартовала ваша прокатная жизнь?

— Начало моей прокатной жизни пришлось на сентябрь 2012 года. До этого я почти восемь лет проработал в театре. Долгое время был монтировщиком, затем захотел перейти на свет и несколько месяцев занимался новым для меня направлением. В этот период мы случайно познакомились с Алексеем Журавлевым и случайно разговорились. Я не очень представлял себе на тот момент, что такое прокат. Алексей предложил мне попробовать, и я согласился. Первая «поляна» (площадка. — L.S.N.), помню, у меня была с приборами Martin MAC 101 и MAC 2000 — то, что было тогда у компании Euroshow. Хотя для меня тогда это был темный лес. И после этой первой «поляны» я, честно говоря, думал, что уже не вернусь. Всю ночь работали, бардак такой, люди носятся туда-сюда. Мне после театра было тяжело в такой обстановке, и я решил, что не стоит этим заниматься.

— Что же заставило вас изменить свое решение?

— Сначала это была материальная составляющая. Меня приглашали еще и еще на «поляны», и я потихонечку втянулся. Первое время я совмещал театр и прокат, перелом наступил после Нового года. К нам как раз приехали специалисты из компании Unlimited. Они в течение трех недель обучали нас ремонту MAC 2000. Я уже по-другому посмотрел на это все, мне стало интересно, и выбор был сделан. Меня заметило начальство, я стал бригадиром. И когда сколотил уже свою бригаду, втянулся окончательно.

— Какие моменты являются для вас определяющими, когда вы подбираете людей к себе в команду?

— Опыт работы и рвение к ней. Сразу же видно, будет человек работать или нет. Есть так называемые хелперы, которые приходят кейсы покатать туда-сюда на «поляне», а есть те, которые пытаются вникнуть в происходящее, разобраться. У некоторых это получается.

— Новый человек приходит в команду — с чего начинается его обучение?

— Первое мое требование к человеку, который к нам приходит, — выучить аппарат, находящийся у нас в компании. Знать кейсы, приборы, как они выглядят. После того как он выучит аппарат, мы его потихонечку переключаем на изучение коммутации, в первую очередь DMX — как собрать приборы по сигналу. Как только он поймет все о том, как приборы коммутировать, что такое сплиттеры, сколько приборов можно собирать в одну цепь, он приступает к изучению включения по силе. Если человек это все постиг и хочет продолжить обучение дальше, я могу показать, как патчить пульт. Но таких людей, которые постоянно стремятся к росту и развитию, к сожалению, мало. Чаще встречается другое: человек приходит, изучает что-либо, и все — дальше останавливается. Все стадии, которые я здесь озвучил, проходят единицы.

— С людьми вроде бы все ясно. А что техники ценят в аппарате, с которым работают?

— Надежность. Компактность прибора, его вес, низкое энергопотребление, несложную эксплуатацию. Чем быстрее можно смонтировать прибор, тем проще наша работа соответственно.

— Какой производитель является фаворитом в этих категориях?

— Сколько людей — столько и мнений. Каждая компания работает на своем аппарате. Мне проще использовать Martin, кому-то проще Clay Paky, кому-то — Robe. Мы часто работаем с фрилансерами, и после общения с ними я могу сделать только один вывод: каждый тянет одеяло на себя, то есть рекламирует и находит положительные моменты именно в том, с чем работает. Хотя по светодиодным приборам я все равно считаю фаворитом именно Martin, потому что просто нет аналогов на рынке таким устройствам, как MAC Aura и MAC Quantum Wash. Плюс я начинал с оборудования именно этого производителя, за столько лет хорошо изучил аппарат, все меню и подменю приборов, хорошо знаком с представителями Martin, что значительно облегчает мои задачи.

Монтаж.-Europa-Plus-Live-2015

— Вы, наверно, всю линейку приборов Martin уже досконально изучили?

— Да, конечно, у нас в Euroshow Moscow парк по большей части состоит из приборов этой фирмы. MAC 101, MAC 301, MAC Quantum, MAC Viper, MAC Aura, ветераны MAC 600… Знаете, однажды мы даже заморочились и собрали MAC 401 с двумя модулями. (MAC 401 — прибор заливки с полным вращением с уникальным конструктивом головного блока, позволяющего установить светодиодные модули с двух сторон и получить новый креативный инструмент. В настоящее время прибор снят с производства. — L.S.N.). Мы знали, что такая возможность в приборе предусмотрена, и решили ее реализовать. Светодиодные модули позаимствовали у «доноров» и собрали шесть устройств. Разобрались в настройках меню, как включать, как патчить. Но, к сожалению, художники по свету наших усилий не оценили. Может, не придумали, как это применить, а может, и потому, что для них такая работа — лишняя головная боль по программированию. Мне кажется, последнее часто случается с MAC Quantum Wash. Случаи его использования в расширенном моде за все время я по пальцам могу пересчитать. Об иностранцах я не говорю, именно о российских художниках. Они вешают безумное количество приборов, но используют их исключительно в базовом режиме.

— В каких самых сложных условиях вам приходилось работать?

— Самыми сложными всегда являются зимние уличные площадки. Когда работаешь несколько дней и погода меняется: то неимоверный холод, то дождь, то лед, то лужи… Что на монтаже, что на демонтаже сыро, и ты весь мокрый. Доблестные продакшен-менеджеры всегда обещают отапливаемое помещение, где мы будем греться. В итоге часто получается так, что ты заходишь в это отапливаемое помещение, а пушка отключилась, и там дубак. Вот приборы в этом случае и спасают нас — согревают.

Если же вспомнить конкретные примеры сложных условий, то можно рассказать про первый проект с Москомспортом. Мороз минус 30 градусов, холод зверский, минут через 15 у тебя уже руки в перчатках окоченевают. Монтировали мы тогда MAC 101 — их развешивали по порталу из лаеров сверху вниз, по 18 штук. Монтаж завершили, стали запускать, а они не запускаются в такой мороз. Что делать, стали снимать, затем запустили.

Или другой проект — День спорта на Воробьевых горах. Днем в мороз повесили MAC 301, ночью пришла оттепель — дождь, мокрый снег. Приезжаем утром на площадку, а у нас приборы все покрыты ледяной коркой. По мере работы потом эта корка с линзы так плавно съезжала.

— Как приборы выживают в таких условиях?

— Мы их спасаем, как только можем: начинается дождь — опускаем линейки, закрываем их. Бережем. Существуют опять же разные защиты; для Martin, например, известные MAC Dome. Мы в свое время для работы на байк-шоу изготовили свой аналог. Он, может, внешне и не столь эстетичен, как оригинал, но со своими задачами справляется на отлично.

Монтаж-стенда-Martin-на-PLS-NAMM-Russia-2015

— C чего начинается подготовка большого мероприятия?

— Для меня? Со звонка. (Смеется.) Со звонка, с набора людей, с подсчитывания электричества. Дальше — разбор стейдж-плана. Я стараюсь делать все сам. Если я старший по «поляне», я сначала все выстраиваю в своей голове и до приезда на место никого в детали не посвящаю. У меня есть один-два человека, которым я полностью доверяю, и только с ними могу предварительно обсудить все детали стейдж-плана. Потому что, если речь идет о большом объекте типа «Олимпийского», там я просто физически не могу контролировать каждый прибор, и эти люди мне помогают. По электричеству — есть человек, который все просчитывает по напряжению, по проводам полностью, на котором лежит ответственность и с которого, если что, я спрошу. И дальше — монтаж-монтаж-монтаж.

— Сколько времени требуется на монтаж такой площадки как, например, сцена для Europa Plus Live?

— По свету обычно необходимо 36 часов. Работают на «поляне» такого размера, как правило, две бригады. Три смены по 12 часов каждая, так и получается 36 часов.

— Насколько часто бывает так, что нельзя построить и воплотить в жизнь то, что задумано и нарисовано в 3D?

— Всегда. Визуализаторы не на сто процентов совместимы с реальностью. Последняя наша площадка на ВДНХ хороший тому пример. Стояли две вышки из лаера, на них натянут баннер, и мы светили на них сверху. Я сразу сказал продакшену, что даже если тридцать приборов сюда повесить, они не подсветят весь баннер идеально сверху донизу. На что я получил ответ: «Мы это в 3D-визуализаторе сделали, там все было нормально». Ну окей, если уж в визуализаторе… Смонтировали. Было, конечно, нормально, но вот эффекта идеальной и ровной заливки, как на той замечательной 3D-картинке, не получилось.

День-города-2014.-Лужники.-Демонтаж

— Случается ли вам сейчас работать на площадках других компаний?

— Раньше бывало. Сейчас я от этого уже сам ушел. Мне неинтересно выезжать на «поляну» с 12–15 «головами», я привык уже к совсем другой работе. Нет, с материальной точки зрения все нормально в этом вопросе. Но для меня где-то полтора года назад все это ушло на второй план. Прокатчик — это, мне кажется, все-таки не профессия, а образ жизни. Думаю, многие со мной согласятся.

— Если еще и принять во внимание тот факт, что в свое время вы хотели уйти…

— Да. Многие из моих друзей из той, «допрокатной» жизни замечают, что я изменился, стал совсем другим человеком. Хотя я считаю, что какой был, такой и остался. Может, со стороны кажется по-другому. В жизни моей вот многое изменилось. Сначала, помню, дома с женой были проблемы, когда только начал работу в прокате. Уходишь из дома на двое-трое суток, приходишь уставший — режим совсем другой. К этому надо было привыкнуть. Но это и не самое катастрофичное, в дальнее плавание порой на год уходят, а я раз в трое суток дома все-таки появляюсь.

Но в целом прокат дал мне возможности для развития и открыл для меня много нового. Например, сейчас мне интересны выставки. Раньше как было: приносили нам в театр журналы с разных мероприятий с мотивом «посмотрите, какие новинки появились в мире света». А смотреть было неинтересно совсем, потому что в голове мы понимали, что никогда с этим работать не будем. Сейчас, естественно, отношение к этому совсем другое.

Плюс появились новые знакомства, новый статус и командировки. Я очень люблю командировки.

— Самая запоминающаяся командировка?

— Самая первая — в Сочи на мероприятие «Самбо-70». Почему запомнилось? На это мероприятие приезжало первое лицо. Там были приборы Martin: MAC 101 и MAC 700, а еще Hi-End System Studio Command. Пришли люди из ФСО с собаками для проверки. Прошли, и на эти Studio Command собаки начали лаять. Ко мне подходит продакшен-менеджер с вопросом: «Что в приборе? Надо открывать». А у нас их 26 штук. Мне что, останавливать монтаж и открывать каждый прибор? В итоге выставили все 26 приборов, их проверили еще раз с собаками. Каждый из них они не одобрили, видимо потому, что там было вещество, на которое они натасканы. Этим и запомнилась та поездка.

— Какая командировка была для вас самой сложной?

— Самым сложным был тур 30 Seconds to Mars, где мы были поставлены в очень жесткие условия. У нас были три города, и получалось так, что мы приезжали на монтаж, шла программа, потом демонтаж и сразу переезд в другой город на автобусе, опять монтаж, программа, демонтаж — как по бесконечному конвейеру. Нагрузка была очень внушительной. В Казани нам еще надо было успеть на поезд, там был долгий переезд. И соответственно, надо было успеть за два с половиной часа после мероприятия разобрать площадку. Все так боялись опоздать на поезд, что сломали ее за час сорок минут. Установили свой собственный рекорд. Хотя это сейчас со смехом вспоминается, а тогда… Кстати, мы ничего не забыли, но, правда, на следующей «поляне» час потратили на разбор кабелей.

Но! Я еще хочу сказать, что именно в такой среде люди и познаются, в таких экстремальных ситуациях! Они лучше всего выявляют, будет человек дальше работать или он уйдет.

— А как же эффект толпы? Когда можно затеряться и одному работать меньше, пока остальные сделают?

— Это как раз проблема бригадира. Бригадир должен это контролировать. Особенно на больших «полянах». Но контролировать не сидя за пультом, а находясь именно там, на площадке, среди своей команды.

Тэги записи:
Комментариев нет

Оставить комментарий

Разработка и поддержка: Дизайн студия Visuallab | 2016