ГлавнаяНовостиПроектыВладимир Тарасов: «В цирке самое главное —трюк»

Владимир Тарасов: «В цирке самое главное —трюк»

«Дети очень любознательные, поэтому их часто интересует больше не сама игрушка, а то, как у нее внутри все устроено. У каждого ребенка, побывавшего в цирке, возникает желание прогуляться по его манежу и, конечно же, за кулисами. Вот и мы поддались детским инстинктам и обратились к техническому директору цирка на Цветном бульваре Владимиру Анатольевичу Тарасову с просьбой рассказать о вверенном ему хозяйстве. Правда, с учетом рода деятельности вопросы нас интересовали соответствующие. Несмотря на занятость перед генеральной репетицией новой программы, Владимир любезно согласился посвятить нас в технические тонкости циркового освещения.

L.S.N.: А давайте начнем с самого начала.

Владимир Тарасов: Цирк на Цветном бульваре построили больше ста лет назад, в 1880 году, в 1985-м его закрыли на реконструкцию, а точнее, снесли и построили к 1989 году заново, сохранив атмосферу зрительного зала с его колоннами, лепниной. Новое здание очень хорошо оснастили, создали великолепные условия для каждого вида животных. Здесь есть отдельные помещения для слонов, морских животных, хищников, птиц, собак, естественно, конюшня и т.д. В советские времена цирк строили таким образом, чтобы это было многофункциональное и при этом полностью самостоятельное предприятие, поэтому цирк на Цветном имеет собственные мастерские, пошивочный цех, студию звукозаписи, есть отдельная кухня, где готовят еду для животных, ветеринарный комплекс и многое другое.

— Какие дороги привели вас в цирк?

— Я в цирке с 1980 года. Я тогда в институте учился и жил здесь рядом, летом пришел на каникулах поработать… и задержался до сих пор. Сначала был осветителем, художником по свету и вот стал техническим директором. Сейчас у меня здесь жена, дети и внуки выступают. Дочь уже дважды в Книгу рекордов Гиннеса внесена, у нее номер с трансформацией костюмов, или фокус с мгновенным переодеванием. Внуки в очень хорошем жанре работают — манипуляции. Карты, часы, кошельки… В жизни может пригодиться (смеется).

— Какие особенности работы со светом в цирке, в чем отличие от театрального или концертного?
— Отличается очень сильно. Какая задача у света в цирке? Прежде всего нужно сделать его таким образом, чтобы артисту было комфортно. В цирке самое главное — трюк, и если сделать красивый свет, а при этом артист не сможет выполнить трюк, то никому это не нужно. Поэтому изначально пытаются сделать свет удобным для артиста, животных, а потом уже красивым. Кроме того, очень отличается степень ответственности: если в театре или во время концерта что-то погасло, ничего страшного не произойдет. Понятно, что обидно, но это не катастрофа. А в цирке, как бы это громко ни звучало, от каждой детали зависит порой жизнь человека. Представьте, акробат наверху делает какой-то трюк и гаснет свет или зажегся не тот, который нужен… Поэтому мы и резервируем освещение по всем позициям. У нас и основной пульт стоит, и бэкап мы ставим, чтобы был стопроцентный резерв. Во время наших зарубежных гастролей были случаи, когда выключался основной генератор, а на манеже в это время, в одном случае, были медведи на коньках, которые могли разнести всю публику, в другом, в Марокко, — тигры. Благо, мы предполагаем такую ситуацию и пушки включаем на независимые источники.

— Используете ли вы в своих программах лазерное и видеопроекционное оборудование?
— Мы применяем всё, и в том числе лазеры и видеопроекцию. У нас всё оборудование свое, например, белый десятиваттный лазер Spectra-Physics с тремя сканерами. Мы не ограничиваем себя и зрителя, просто стараемся вписать их в программу так, чтобы это никому не мешало. Другое дело, что с лазерами есть проблемы с точки зрения всяких разрешений, поэтому мы их используем нечасто. В новой программе, совмещенной с видеорядом, у нас задействованы светодиодные экраны (порядка 90 квадратных метров) и видеопроекторы. Плюс ко всему оформление сделано весьма своеобразно, с использованием светодиодных лент, такой Лас-Вегас получился. Это надо увидеть.

— Цирк используется еще и как площадка для других проектов, не только цирковых?
— Мы работаем с широким спектром программ. У нас снимается много телевизионных проектов. В прошлом году был чемпионат мира Red Bull по брейк-дансу, организовывали немцы для телеканала BBC One. Для этого из Австрии привозили специальную ПТС. Это, наверное, самый крупный проект в России с точки зрения оборудования. Организаторы собрали все, что было в Москве на тот момент. Два генератора на 630 киловатт, стоявшие в 150 метрах отсюда, работали только на свет. Для «Олимпийского», может, и это количество оборудования не предел, но для нашего объема много, заставлено было всё. Было задействовано и наше оборудование, они интересно поступили: сняли библиотеку с нашего пульта и приборы себе на пульт подключили.

Мы принимаем и театральные постановки. Например, у нас ставил «Гамлета» Петер Штайн. В рамках чеховского театрального фестиваля в июне канадский театр делает у нас постановку, будут работать здесь шесть дней. Мы опускаем барьер, ставится круглая сценическая площадка, вешают шесть тонн оборудования на купол (мы можем себе позволить такую нагрузку) и работают.

— Насколько известно, вы недавно переоснастили свой парк световых приборов. Что сейчас в арсенале цирка?
— У нас было несколько этапов развития. Первый — это 1989 год, когда мы открылись. В те времена у нас даже были управляемые приборы, правда, относительно управляемые — мувинг только по координатам вверх-вниз, и четыре фильтра стояли на релюшках. Следующий этап — это 2000 год. К тому моменту у нас уже был собран богатый арсенал оборудования. Но назрела такая проблема. Несмотря на то что в 91-м уже появился протокол управления DMX, не все производители перешли на него, у них были свои протоколы, поэтому к концу 90-х у нас получилась ситуации, когда в программах было задействовано по четыре пульта управления светом, что, естественно, неудобно. Мы начали переоснащаться: взяли себе приличный пульт Compulite Sabre, порядка тридцати «голов» SGM. В цирке есть еще такая проблема с освещением: расстояния большие, поэтому приборы нужны довольно мощные, то есть «головы» меньше, чем с 1200-й лампой, нет смысла применять. А SGM одни из первых начали выпускать достаточно бюджетные «головы» с этой лампой.

И сейчас, точнее последние два года, мы сделали следующий рывок вперед, поменяв практически весь парк приборов, которым уже было более десяти лет. Мы процентов на восемьдесят оснастились приборами Robe, которыми я очень доволен: это и Spot`ы, и Wash`и на 1200-й лампе, и 1200-е светодиодные «головы», и светодиодные приборы, чтобы освещать декорации, которых у нас очень много, что не свойственно цирку. Этим, кстати, мы очень отличаемся от других российских цирков. Обычно в них главное манеж, а у нас еще есть развитая сцена, которая оснащена даже театральным механооборудованием: 11 подъемных штанкетов, поворотный круг и многое другое.

Мы, когда планируем покупку оборудования, делаем анализ, что интересного предлагают производители. У разных компаний есть удачные разработки. В ближайшее время хотим взять себе несколько приборов Robe MMX, с новой лампой Philips. У них очень удачно получился эффект анимации, даже, на мой взгляд, лучше, чем у Clay Paky.

— Считаете ли вы, что светодиоды уже способны конкурировать с лампой или заменить ее?
— Нельзя сейчас перейти полностью на светодиоды. Формирование света с точки зрения физики происходит по-разному. Ламповый прибор построен на системе CMYK, основанной на вычитании: вычитая определенные длины волн, можно прийти, например, к сочному синему или фиолетовому цвету. У светодиодов физика другая: есть три основных цвета, которые не вычитаются, а, наоборот, добавляются. На светодиодных приборах получить темные сочные цвета практически невозможно. Самый сочный темный — тот, который стоит исходно в самом светодиоде. Поэтому полностью перейти сейчас на светодиоды нельзя. Часть заливных приборов у нас светодиодные, но ламповые все же оставили. Я на светодиодном приборе пвсевдоультрафиолет, такой black light, не получу никогда, либо это должен быть специальный прибор — чисто ультрафиолет.

— Почему вы остановили выбор на приборах Robe?
— Есть несколько причин. Прежде всего, соотношение «цена — качество», затем — развитый сервис. Можно взять, например, приборы другого производителя, но, во-первых, при таких же параметрах они будут дороже, во-вторых, какой бы хороший и надежный он ни был, у тебя все равно возникает вопрос, где брать запчасти, а, как правило, люди, занимающиеся продажей, не забивают себе голову, что будет дальше. Поэтому мы и выбрали Robe и компанию «Софит Лайт» в качестве поставщика. С ее руководителем Аркадием Шахиджановым нас связывают уже долгие годы сотрудничества, еще с тех времен, когда он был в одной из первых компаний на этом рынке, которая называлась Coemar Service. В наше время хорошие человеческие отношения играют порой большее значение, чем маркетинговые ходы. Можно у какой-нибудь мелкой неизвестной компании купить дешевле, но потом поплатиться, потому что даже гарантийных обязательств никто не будет выполнять, компании уже завтра, может, просто не быть.

— Какие пульты управления светом вы сейчас используете?
— Мы приобрели пульт все той же фирмы Compulite — Vector Red. Мы уже второй раз покупаем достаточно серьезный пульт этой фирмы. Хорошие, надежные пульты, но даже если с ними что-то случается, всегда можно позвонить и быстро получить ответ, в котором будет по-русски написано, как и что пошагово нужно сделать, чтобы устранить проблему. Это не англичане, это израильская фирма, и там работает очень много русскоязычных людей, поэтому нам проще с ними разговаривать и решать технические вопросы. У них даже вице-президентом был человек, который закончил питерский политехнический институт. …У нас как-то Восьмого марта были проблемы с пультом, нам через десять минут прислали ответ, что и как нужно делать. Это очень существенный плюс!

— Можно ли сравнить по оснащенности цирк на Цветном с зарубежными и российскими коллегами?
— Если сравнивать с зарубежными цирками, то выбор небогатый, потому что стационарных цирков единицы, и в основном в странах бывшего социалистического лагеря. А кроме того, они берут оборудование в аренду под конкретный проект, поэтому сравнивать не очень-то корректно. Я знаю, за счет государственных средств хорошо оснастили минский цирк.

Что касается российских, мы, наверное, единственный на сегодня стационарный цирк, который не относится ни к какой государственной структуре, нам никто не помогает, и мы ни от кого не зависим, поэтому что заработали — на то и живем. Есть несколько цирковых коллективов, которые формально относятся к Российской цирковой государственной компании, но их руководитель одновременно является и прокатчиком, он же со всеми цирками на коммерческой основе подписывает договоры. Вот эти коллективы покупают себе достаточно хорошее оборудование. А с остальными, я имею в виду стационарные российские цирки, и сравнивать особо не с кем.

При этом есть определенная грань, которую мы не переступаем. У нас своя специфика подготовки программы, в определенный срок мы ее делаем, запускаем, и два-три месяца она работает. Срок подготовки небольшой, и, если набрать очень большой парк оборудования, ты просто не сможешь его освоить за это время.

— Огромное спасибо за интересный и содержательный рассказ. Желаем вам дальнейших творческих успехов!
Беседовал Александр Петин»

Тэги записи:
Комментариев нет

Оставить комментарий

Разработка и поддержка: Дизайн студия Visuallab | 2016