ГлавнаяНовостиБизнесИдеальные гастроли

Идеальные гастроли

«Зал каких размеров может собрать определенный артист? По какой максимальной цене люди согласятся купить билеты на его концерт? На какие рекламные носители лучше реагируют поклонники его творчества? Прежде чем взяться за организацию гастролей, промоутер должен ответить на все эти вопросы, и за каждый неверный ответ ему придется заплатить собственными деньгами. Концертный бизнес — всегда большой риск, и организаторы вполне закономерно стремятся найти способ его уменьшить. Одни прибегают к помощи спонсоров, другие придумывают новые методы продвижения концертных проектов. Например, генеральный продюсер концертного агентства «Евро Интертеймент» Ильдар Бакеев сумел наладить систему обратной связи со зрителями, благодаря которой он точно знает, кто, когда и в каком количестве.

Light.Sound.News: Ильдар, поиск новых решений косвенно говорит о том, что предыдущие решения устарели. Это так? Рынок гастрольных туров действительно изменился?

Ильдар Бакеев: Рынок изменился, но поиск новых идей в области организации концертов связан скорее с поиском новых ниш. Рынок больших туров по-прежнему работает, но в силу специфических российских причин он очень сложный, не всегда прибыльный, и концертные агентства вынуждены искать новые ниши, пусть не такие масштабные, но менее рискованные.

L.S.N.: О-кей. Тогда давай по порядку. Что не так со старыми добрыми турами? Почему Россия никак не может попасть в маршрутные листы наравне с другими европейскими странами?

И.Б.: Это трудно было сделать раньше, когда зарубежные артисты зарабатывали деньги на продаже дисков, а туры носили по большей части рекламный характер, трудно сделать и теперь, когда экономика изменилась и западные артисты вынуждены зарабатывать на концертах, в том числе и артисты первого эшелона. Гастроли — это очень серьезный бизнес, а эффективность любого бизнеса напрямую зависит от издержек. Большинство ведущих шоу работает по принципу full production, так как это наиболее удобно с точки зрения скорости монтажа и настройки оборудования. Все оборудование устроители берут в аренду, оплачивая каждый час его использования, в том числе и время, когда оборудование находится в пути. В Европе артист работает в туре практически каждый день: вечером концерт, затем буквально за два часа все разбирается, складывается в машины и отправляется на очередную площадку, а к двум часам следующего дня там уже все готово к приезду артиста и саунд-чеку. К нам же, например, из Польши машины идут два дня, два дня обратно, итого четыре, и все это лишнее время аренды оборудования, доставки, время персонала, проживание кто-то должен оплатить. В конечном счете платят за это зрители, которые вынуждены покупать более дорогие билеты.

L.S.N.: Поэтому у нас самые дорогие билеты?

И.Б.: В основном да. Артисты сейчас работают за фиксированный гонорар, и никто не предлагает скидок с учетом специфики, потому что востребованный артист нужен везде. Элтон Джон не поедет в Казань, уступив в цене, потому что его обычную цену готова заплатить половина мира. Промоутеры годами стоят в очереди, чтобы заполучить его тур. Часто за топовых артистов идут настоящие битвы, кто заплатит больше, кто предложит лучшие условия. Россия иногда выигрывает либо за счет спонсорских денег, либо просто потому, что артист еще никогда не выступал в Москве или Санкт-Петербурге. И каждый раз все это решается в индивидуальном порядке. За концерт Мадонны Москва билась с Афинами. Условия были приблизительно одинаковыми, и Москва победила просто потому, что Мадонна никогда не выступала в России. Это, как ты понимаешь, не системная ситуация. Это разовый уникальный проект, фактически состоявшийся по воле артиста. А чем завлекать сюда Мадонну в следующий раз не совсем понятно. Поэтому говорить о том, что Россия входит в маршруты большинства крупных международных концертных агентств, мы, к сожалению, не можем. На западе весь этот бизнес уже давно работает на уровне личных связей. Все друг друга знают, все по сто раз проехали свои маршруты. У нас же каждый раз все вопросы решаются индивидуально. И каждый раз это мало предсказуемые риски, в первую очередь для локального промоутера, который обязан выплатить гонорар артисту в любом случае.

L.S.N.: И все же к нам приезжает очень много артистов, в том числе и вполне серьезных.

И.Б.: Да, и при организации каждого тура приходится решать множество специфических проблем. Вся Европа признает специальный документ, Carnet АТА, позволяющий машинам с оборудованием шоу беспрепятственно пересекать границы. Россия тоже поддерживает Carnet АТА, но при этом беспрепятственного пересечения границ никто не гарантирует. Возможны варианты. Сара Брайтон ехала к нам на собственном комфортабельном автобусе. На границе ее остановили под предлогом того, что в документах нет необходимой печати. Когда менеджеры артистки поставили всех на уши, выяснилось, что печать есть, просто она стоит на другой странице. Все благополучно разрешилось после того, как таможеннику на границе поступил приказ из Москвы перевернуть страницу. Он ее перевернул, печать нашлась, и с опозданием в четыре часа Сара Брайтон продолжила свой путь. Это случай из моей практики. Едва ли все это улучшает привлекательность нашей страны в глазах артистов и их менеджеров. К тому же, эти сложности никак нельзя предусмотреть. Так происходит не всегда, но все же любой тур в России — это большие затраты и большой риск. Поэтому артист первой величины не всегда самый лучший артист с точки зрения организаторов концертов. Зарабатывать на концертном мейнстриме достаточно сложно.  К тому же, заметь, все это время мы говорили об экономике и еще ни разу не коснулись непосредственно музыки, искусства… Однако на свете существует множество очень интересных музыкантов и артистов, которые не ездят по миру с большими турами, но могут приехать и выступить в «твоем городе». И это совершенно иной пласт концертного бизнеса. Не такой большой с точки зрения финансов, но не менее интересный для зрителей и промоутеров.

L.S.N.: Возможно, этот пласт не такой сложный, но становится ли он от этого менее рискованным?

И.Б.: Нет, конечно. Вот тебе такой пример. Однажды я узнал о том, что в Китае готовится шоу, что-то вроде балета «Лебединое озеро» с элементами китайского цирка. Представить себе я этого не мог, поэтому отправился в Китай на просмотр. Увиденное меня поразило. Наверное, каждый представляет себе, что такое китайский цирк, все эти сложные, безупречно выполненные технические элементы, которым артисты учатся с самого детства. Но представить себе гибрид китайского цирка и «Лебединого озера» вряд ли возможно — это нужно увидеть. Мы все помним, как парила Майя Плесецкая в образе лебедя. Ее необычайная пластика в полной мере передавала грацию движения лебединых крыльев. Так вот представь себе, что китайская актриса сделала то же самое, только парила она вниз головой и размахивала ногами. С той же пластикой и гибкостью. Было понятно, что это цитата, это было невероятно технично, крайне неожиданно и очень талантливо. Были там и обычные цирковые номера, удачно легшие на музыку Чайковского, и танец маленьких лягушат (вместо маленьких лебедей), который китайские акробаты танцевали на руках, и много чего еще.

L.S.N.: В общем, ты решил привести это шоу в Москву…

И.Б.: Да. Но тут еще нужно сказать, что в целом шоу — это не только артисты цирка. Еще это десять морских контейнеров, механическая птица с размахом крыльев четырнадцать метров, три тысячи надувных цветов и так далее. Я решил привезти все это в Москву, но никак не мог понять: мне его тут нужно рекламировать как что — как цирк или как уникальное шоу? Какого зрителя нужно зазывать на концерт? Билеты уже поступили в продажу, а я все не мог определиться, что же это такое. Однажды я даже инкогнито подошел к билетной кассе и спросил женщину в окошке, что это за представление. «Да кто его знает, — ответила продавщица билетов, — то ли цирк, то ли балет, в общем, «Лебединое озеро». Билеты продавались плохо, и я решил созвать пресс-конференцию, пригласил журналистов и предложил им самим определить, что же это такое. После того как информация о «цирке «Лебединое озеро» прошла по центральным каналам, продажи билетов выросли в десять раз! Шоу не просто состоялось — в Москве была премьера (продюсеры очень хотели сделать премьеру на родине Чайковского), на которую съехались импресарио со всего мира, была даже очень известная дама, которая много лет занимается организацией гастролей Большого театра в Великобритании. В общем, премьера этого цирка стала настоящим событием. А ведь в какой-то момент я был на грани провала. Так я понял, что вовсе не обязательно работать только в мейнстриме, есть множество артистов, которые были бы очень интересны с точки зрения локальных гастролей. Я подумал: технически мы можем пригласить любого артиста, вопрос лишь в том, как это лучше сделать? Как уменьшить риск? Идеально было бы спросить у зрителей, кого они хотели бы увидеть. А где это можно сделать? На улице? Нет. Тогда где?  

L.S.N.: В социальной сети?

И.Б.: Правильно. Так в одной из самых популярных социальных сетей появилась группа с названием «Мы сами приглашаем любимых артистов на гастроли» — группа любителей музыки разных жанров, которые готовы пригласить артиста на выступление в Москву или Россию. Это совершенно другой принцип работы: в этой группе я как промоутер могу выяснить, кого хотят видеть люди, сколько они готовы заплатить за билет, сколько зрителей может собрать тот или иной артист. Группа формирует заказ, а мы его лишь реализуем с минимальным для нас риском.

L.S.N.: И это работает?

И.Б.: Вот еще один пример. Брюно Пельтье. Первый раз в жизни я услышал об этом исполнителе от его поклонников, которые вышли на меня через группу в социальной сети c вопросом о возможности организовать его концерт. Этого артиста поклонники ждали десять лет, но в России не нашлось ни одного промоутера, который взялся бы за организацию его концерта. Я решил попробовать. Написал в группе, что концерт состоится, если сообщество выкупит критическую массу билетов. И уже за четыре месяца до начала концерта у нас были распроданы 50% билетов. И я хочу отдельно отметить, что произошло это вообще без какой-либо наружной рекламы и поддержки СМИ. Концерт состоялся и прошел на очень высоком градусе общения, потому что публика хотела увидеть этого артиста. Это был идеальный концерт и для артиста, и для публики, и для меня как промоутера. И это был один из первых опытов. В этом году Брюно Пелтье третий год подряд приезжает в Россию по просьбе зрителей, и в этот раз выступает не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге. При помощи социальной сети мы же провели концерты группы Oomph!, Даниэля Лавуа, Патрика Фьори, уже больше года в разработке, при тесном сотрудничестве с фанатами группы, находится проект гастролей Tokio Hotel, собрано уже 5600 заявок. А при проведении гастролей Гару мы даже создали специальный фан-клуб — своеобразную рабочую группу, которая помогала продвигать концерт в сети. Сейчас группа растет, в ней уже свыше 22 000 человек, и каждый день прибавляется более сотни новых участников со всей страны, а в разработке находится масса проектов. На свете есть много интересной музыки: испанская, итальянская (и это вовсе не те итальянцы, которых мы знаем еще с восьмидесятых годов прошлого века), английская музыка — все это можно привозить, и это будет пользоваться спросом, пусть в ограниченных масштабах, но это достаточно, чтобы все получалось. Теперь буквально каждый проект нашего концертного агентства я обязательно обсуждаю в группе социальной сети. Это уменьшает мой риск и увеличивает шансы привезти именно того артиста, которого здесь ждут и хотят видеть.

L.S.N.: Верно ли я понял, фактически ты продаешь билеты на концерт еще до того, как берешься за его организацию?

И.Б.: Не совсем. Я не продаю билеты, я просто заручаюсь поддержкой, как бы заключаю со зрителями договор о намерениях. Просто спрашиваю: интересно? И уже по отклику вижу, есть интерес к этому проекту или нет. И эта схема меня еще ни разу не подводила. И что любопытно, в группе участвуют люди со всей страны: из-за Урала, из Сибири, с Алтая… Бывает, что артист настолько интересен людям, что они покупают билеты и находят возможность приехать на концерт. Многие затем пишут восторженные отклики в той же группе социальной сети, что, на мой взгляд, является лучшей рекламой.

L.S.N.: Ты так спокойно рассказываешь об этом в прессе, не боишься,  что твою технологию возьмут на вооружение конкуренты?

И.Б.: Нет, не боюсь. Пусть берут на вооружение. Во-первых, я искренне убежден в том, что чем больше хороших концертов будет проходить у нас в стране, тем современнее, цивилизованнее будет наш рынок. От этого все только выиграют. Во-вторых, я стараюсь не забывать о том, что концертный рынок — это все же рынок искусства, а искусство может быть только подлинным. И за него нужно платить. Именно поэтому я принципиально избегаю участия спонсоров в моих проектах. Для меня важно, чтобы зрители раскупили билеты, а не пришли поглазеть бесплатно. За музыку нужно платить, а для этого приходится изобретать новые схемы работы со зрителями. Бесплатная музыка в сети уже почти убила индустрию звукозаписи. Надеюсь, эта же участь не постигнет концертный бизнес.

L.S.N.: Ильдар, спасибо за интересный разговор. Пойду брошу тебе в группу заявочку на концерт одного малоизвестного гения.

И.Б.: Бросай. Обязательно рассмотрим.

Беседовал Александр Хорев»

Комментариев нет

Оставить комментарий

Разработка и поддержка: Дизайн студия Visuallab | 2016