ГлавнаяНовостиБизнесГод 2010: по следам мирового кризиса

Год 2010: по следам мирового кризиса

«В конце года принято подводить итоги. В этот раз вместо наших собственных размышлений мы решили опубликовать мнения ключевых игроков рынка шоу-технологий. В различные компании (крупные и не очень, российские и зарубежные) нами было разослано несколько десятков анкет с вопросами относительно прошедшего года. Большинство получателей добросовестно ответили на наши вопросы, за что мы приносим им нашу искреннюю благодарность. Обобщение полученных ответов мы и предлагаем вашему вниманию.

Умеренно оптимистичный

Большинство игроков нашего рынка характеризуют прошедший год как умеренно оптимистичный. В первой половине года на рынке вовсю хозяйничал вызванный кризисом спад, но уже вторая половина показала, что вектор движения меняется с отрицательного на положительный.

Первыми осмелели иностранные производители, которые стали держать на складах достаточное количество товара, чтобы сразу же отгружать дилерам примерно 60% требуемого оборудования. В 2009 году все было наоборот: на каждый заказ в качестве ответа дистрибьюторы получали предложение подождать, так как готовое оборудование никто не хранил на складах и предпочитал собирать его лишь под конкретный заказ.

Выйти из этой ситуации производителям было непросто. Особенно тем, кто размещает свои заказы на производство в дальневосточном регионе. Разгар кризиса сопровождался серьезным падением спроса. В 2009 году сборочные предприятия Китая в массовом порядке увольняли рабочих, и когда спрос снова пошел вверх, восстановить производственные мощности быстро не получилось. За заказами выстроилась длинная очередь, и только к середине 2010 года ситуация начала выправляться. Европейские компании, собирающие свою продукцию на родине, использовали другую тактику: людей не увольняли, а отправляли в отпуска. Когда спрос начал расти, такие компании отреагировали мгновенно и очень неплохо заработали, пока китайская промышленная машина снова набирала обороты.

Примечателен тот факт, что первыми ожили рынки Южной Америки, Северной Африки, Индии и… Восточной Европы, в том числе и России. Многие европейские производители говорили об этом совершенно конкретно: год был удачным для бизнеса за пределам Европы. Самыми перспективными рынками шоу-технологий в нашем опросе были названы рынки Бразилии, Индии и России. Вслед за ними шли другие страны названных выше регионов. Рынок США тоже развивается, но он традиционно самодостаточен: продать там, например, итальянскую акустическую систему было непросто и до кризиса, а в кризис это сделать стало практически невозможно. А вот Бразилия, Аргентина, Чили, не имея строгих традиционных предпочтений, весьма быстро восстановились и откликнулись на предложения европейских производителей. Большие надежды связаны и с нашим рынком, причем не столько с грандиозными стройками (Сочи, ЧМ 2018 и т.д.), сколько с восстановлением рынка частных проектов.

Для этого факта есть небольшая иллюстрация. На выставку «Музыка Москва 2010» прибыло значительное количество представителей компаний-производителей, однако если раньше основной целью их визита была работа со своими дистрибьюторами (обучение, семинары, презентации новых продуктов), то в 2010 году их деятельность больше походила на рекогносцировку. Западные коллеги активно вели мониторинг нашего рынка, пытаясь выяснить истинное положение дел своих коллег и партнеров. Многие после этого пересмотрели отношения с дистрибьюторами, ушли в другие компании или озадачились идеей открытия собственного офиса в нашей стране, как это уже сделали такие гиганты, как Yamaha, Robe, Roland, Martin Professional. И эта активность понятна: в целом, зарубежные коллеги не только оценивают наш рынок как один из наиболее перспективных, но и констатируют этот факт как уже подтвержденный уровнем продаж 2010 года.

Многие отечественные корреспонденты охарактеризовали год, как год восстановления. Рост есть, но в абсолютных показателях рынок не растет, а восстанавливается до докризисного уровня. А вот сможет ли рынок пробить докризисный потолок в следующем году — зависит от множества факторов. Впрочем, основываясь на своем видении ситуации, многие игроки нашего рынка верят, что это вполне возможно. Особенно в таких секторах, как частные проекты и розница.

Каким бы удивительным ни показался этот факт, но до кризиса основным покупателем шоу-технологий в нашей стране было государство. Именно с госпроектов импортеры оборудования получали основную прибыль. Для страны с сырьевой экономикой такое положение казалось весьма логичным: деньги, заработанные на продаже природных ресурсов, государство вкладывало в строительство объектов культуры и спорта, которым и нужно было технологическое оснащение. Кризис, разразившийся в 2008 году, привел к тому, что госбюджет 2010 года был сокращен по множеству статей, в том числе и в секторе капитального строительства новых объектов. Государственные деньги стали очень дорогими, за них началась нешуточная борьба. Компаниям, ориентированным на государственные проекты, пришлось весьма несладко. Многие решили покинуть этот рынок и сконцентрироваться на частном секторе. Таким образом 2010 год стал для поставщиков оборудования временем переоценки рыночных ценностей. Многие компании и вовсе ушли с рынка государственных проектов, мотивируя это резко сократившимся финансированием и все увеличивающимися сложностями со стороны бюрократической машины.

Рынок госзаказов — сегодня это бизнес, который зависит не только от конкурентных преимущество, но и от настроения чиновника. Такие принципы работы нравятся далеко не всем. К тому же все чаше в тендеры приходят подставные компании, которые становятся мощной лоббистской прослойкой между поставщиком технологий и их конечным потребителем. В каждом подобном случае чиновники хотят заработать на поставке оборудования, но совершенно не учитывают столь важную сегодня интеллектуальную составляющую этого бизнеса. В результате деньги, выделенные на реализацию проектов, попадают не в те руки, после чего работу, проведенную «победителем тендера», часто приходится переделывать заново, но уже правильными руками опытных интеграторов. Нельзя сказать, что так происходит повсеместно, но примеров подобной практики достаточно. Впрочем, с ростом сложности оборудования интеллектуальные способности поставщика технологий становятся все более значимыми. Возможно, когда-нибудь интеллектуальная составляющая выйдет в нашем бизнесе на доминирующие позиции, и тогда заработать на примитивной перепродаже оборудования будет крайне трудно.

Удивительный факт состоит в том, что розница пережила кризис наиболее спокойно. Даже в самый сложный 2009 год розничная торговля показывала небольшой, но стабильный рост. Компании, располагающие свои магазины на собственных, а не арендованных площадях, и вовсе пережили кризис с хорошим профицитом. Отчасти такое положение дел объясняется царившими в 2009 году настроениями в обществе. Деньги и инструменты их сбережения казались людям ненадежными, и многие решили вложить их «в себя», реализовать давно намеченные покупки. Поэтому 2009 год был отмечен ростом потребительской активности — тенденция, сохранившаяся и в 2010 году. Впрочем, говорить о стабильности в рознице могут, пожалуй, лишь крупные компании с большим ассортиментом конкурентоспособных товаров. Для частных магазинов, особенно в областях с небольшим количеством населения, кризис стал серьезным ударом, и далеко не все смогли его пережить. Однако, несмотря на эти негативные детали, рынок розничной торговли шоу-оборудованием и музыкальными инструментами в любом случае остается пусть и не самым прибыльным, но самым стабильным.

Рынок частных проектов тоже показал положительную динамику. В 2010 году возобновилось строительство множества замороженных объектов, что вызвало так называемый отложенный спрос. В 2010 году именно этот рынок стал основным потребителем сложных технологических систем света и звука. Строительство коммерческих спортивных объектов и торговых центров в 2010 году сдвинулось с места и набирает обороты. Именно в этой активности большинство поставщиков оборудования видит залог стабильности этого сектора.

Очень хорошо себя чувствовал в 2010 году прокат. Желая снять социальную напряженность, областные, краевые и региональные руководители не жалели сил на организацию различных культурно-массовых мероприятий. Многочисленные дни города, национальные праздники и прочие «тематические мероприятия» принесли в прокатный бизнес немалую прибыль, которая и была незамедлительно конвертирована в новое оборудование. Очевидно, что с ростом спроса на прокат звукового и светового оборудования конкуренция в этом секторе обостряется, что и заставляет прокатчиков держаться в форме относительно уровня своих профессиональных возможностей.

Однако абсолютным лидером индустрии стал кинорынок: для этого сектора шоу-бизнеса кризис стал настоящей эпохой ренессанса. Начало кризиса совпало с началом переоснащения кинотеатров на цифровой формат 3D, но рыночный потенциал новой технологии был настолько грандиозен, что кризис не смог замедлить ход переоснащения ни на секунду. Катализатором стал Голливуд, обрушивший на рынок множество качественно новых картин. В конце 2009 года «Аватар» запустил невиданный ранее процесс: во многих городах кинотеатры спешно строились и открывались к премьере этого фильма. Спрос на кинотехнологии сохранился и в 2010 году, вызвав даже некоторый дефицит оборудования. Например, Christie не стала увеличивать выпуск своих проекторов в ответ на увеличившийся спрос, объясняя это нежеланием ронять качество в угоду количеству. Желающим получить оборудование лидера рынка приходится стоять в очереди. Можно с уверенностью утверждать, что в 2010 году тенденция роста числа кинотеатров в нашей стране продолжится, и это, безусловно, поддержит развитие и на рынке кинотехнологий.

В целом, на вопросы о видимой перспективе участники российского рынка в большинстве своем отвечают следующим образом: крах больше никого не пугает, те, кто выжил с уверенностью смотрят в будущее, сконцентрировавшись на плановой работе. Начало года было застойным, конец показал уверенное развитие. Современной России вообще застой не свойственен. Тут все время что-то происходит. Либо хорошее, либо плохое.

На рынке технологий

Загадочное, но завоевывающее все больше умов явление «тренд» не обошло стороной и нашу, узко специализированную индустрию. В мире моды слово «тренд» обозначает… моду. В прошлом году было модно макси, в этом — мини. И словно по жесту палочки невидимого дирижера почти все производители акустических систем выходят на франкфуртскую выставку с компактными линейными массивами. В 2010 году стало очевидно, что этот тренд глобален. Как и другой глобальный тренд — светодиодные осветительные приборы. Популярность светодиодов понять нетрудно, сама по себе эта технология наделяет приборы принципиально иными рабочими характеристиками, особенно в весьма важной сегодня части — экономичности, но можно ли то же самое сказать относительно компактных линейных массивов? Неужели технология Line Array уже настолько изучена, что создать линейный массив может каждый? Конечно же, верится в это с трудом. Но маркетологи настаивают, и инженеры вынуждены идти у них на поводу.

Вообще, за словом «тренд» легко разглядеть одну новую глобальную тенденцию: самые успешные с коммерческой точки зрения продукты сегодня создаются маркетологами, а не инженерами. Только «модный» продукт может рассчитывать на рыночный успех. Увы, такого не скажешь про действительно революционные продукты. Они, как правило, вынуждены пробивать себе дорогу годами.

Еще одна «глобальная тенденция года» — повальный уход от аналоговой маршрутизации сигнала. Системы со сложной конфигурацией переводятся на цифровую платформу. Преимущества такого решения очевидны, но едва ли подавляющее большинство представителей профессионального сообщества «на местах» готовы к переходу на новые цифровые технологии. И это выводит на первый план роль обучения и пропаганды. Многие опрошенные нами специалисты указывали на тот факт, что обучение сегодня становится первостепенным фактором продвижения, не менее важным, чем реклама. И поверить в это нетрудно. Например, переход на цифровые платформы в области трансляции и оповещения вообще едва ли возможен без помощи специалиста-тренера. Ведь речь тут идет не о новом продукте, а о принципиально иной концепции работы, разобраться в которой самостоятельно невозможно.

Предыдущая мысль напрямую подводит нас к следующей тенденции — рост спроса на интеллектуальные услуги. Конечному пользователю становится все труднее ориентироваться в современных технологиях и самостоятельно искать решение своей задачи. Проще обратиться к специалистам, способным решить проблему комплексно. В этом году словосочетание «системный интегратор» звучало все громче. В конце года в Москве в очередной раз прошла специализированная выставка ISR (Integration Systems Russia), и прошла довольно успешно. Растущий спрос на интеллектуальные услуги не может не радовать. Это признак цивилизации, которая, пусть с трудом, но пробивает себе дорогу на российском рынке шоу-технологий. В конечном счете хочется верить, что цивилизация победит наш первородный хаос, и тендеры на поставку оборудования, например, в краевой театр, фирмам-однодневкам выигрывать будет все труднее и труднее. Одно можно сказать совершенно точно: фирмы, поставляющие комплексные услуги, сегодня вытесняют организации, занимающиеся только торговлей. Просто продавать профессиональное оборудование скоро будет бессмысленно.

Сказался ли кризис на спросе на новые технологии у нас в стране? На этот вопрос нам не удалось получить однозначный ответ. Во многих регионах цена по-прежнему является главным мотивирующим фактором. С другой стороны, за «кризисные деньги» люди стремятся получить самое лучшее. Спрос на новые технологии есть. А еще примечателен тот факт, что смена поколений оборудования у нас в стране уже второй раз происходит именно в кризис. В прошлый кризис, в 1998 году, профессиональное сообщество начало поголовный переход от сканеров к «интеллектуальным головам» на лампе типа 575. Кризис 2008 года стал эпохой повального перехода на светодиодные многофункциональные приборы типа 1200. Чем обусловлено такой стремление к новому? Скорее всего, тем, что вкладывать кризисные деньги лучше во что-то новое — в оборудование, которое будет устаревать как можно дольше.

Ну и еще один животрепещущий вопрос — выставка «Музыка Москва». Единицы из опрошенных нами представителей профессионального сообщества смогли дать выставке положительную оценку. Очевидно, что выставка находится в глубоком кризисе. Ее идентификация теряется где-то между ярмарочной славой девяностых и полной бесполезностью для бизнеса двухтысячных. В 2010 году даже «пионеры» не смогли заполнить площадку перед главной сценой. Живого потенциального покупателя на более-менее серьезные проекты на этой выставке, похоже, не встречали уже давно. Будет ли наш бизнес продолжать участвовать в выставке? Как ни странно, но в большинстве случаев ответом на этот вопрос было — «да». Для чего? Похоже, в наши дни «Музыка Москва» интересна экспонентам как место встречи, где нужно выставляться лишь для того, чтобы показать, что ты еще существуешь и у тебя все хорошо, и для того, чтобы встретиться с партнерами и коллегами.

Для многих опрошенных нами специалистов полезность московской выставки была вовсе не очевидна. Почему? Вполне возможно, так получается из-за дистрибьюторской направленности нашей индустрии. На выставке во Франкфурте, например, в основном выставляются производители, причем самого разного масштаба, от гигантских корпораций до небольших компаний, выпускающих, например, разъемы. Для европейских интеграторов такая выставка — это огромный профессиональный супермаркет, где из всего многообразия можно набрать пакет поставщиков на будущий год. Для чего нужна выставка в такой ситуации — понятно. У нас же все выглядит наоборот. Большинство компаний предлагает не оборудование, а сервис по его установке. Оборудование же в нашу страну попадает через четко очерченный круг компаний-поставщиков, в ассортименте которых есть все, что может понадобиться, например, для инсталляции. Этот же круг компаний выставляется на выставке уже долгие годы. Можно ли в такой ситуации найти выставке что-то новое? Вот если бы на нашу выставку каким-то чудом забрело все великое множество производителей, и региональные «интеграторы» получили бы к ним прямой доступ… Но такое вряд ли возможно. По крайней мере, для этого нужно полностью изменить принцип работы нашей индустрии.

В заключение

Впрочем, несмотря на весь негатив, впечатления получились весьма положительными. Похоже, что период выживания для большинства игроков рынка уже сменился периодом возврата к нормальной плановой работе. Да, кризис вызывал глобальную смену приоритетов и авторитетов; да, колода брендов была основательно перетасована и сдана заново (и процесс передела рынка, скорее всего, будет идти еще не один год). Но в целом никаких глобально негативных явлений мы не обнаружили. Все собираются жить и работать дальше, в соответствии с глобальными трендами и инструкцией по технике безопасности.

Редакция журнала
«Light. Sound. News.» выражает
искреннюю благодарность за помощь в подготовке данного материала:руководителям и ведущим менеджерам российских компаний:
Манаенкову Владиславу, A&T Trade; Стрижаку Александру, JSA; Шахиджанову Аркадию, «Софит Лайт»; Крылову Борису, Robe Россия; Модину Дмитрию, MixArt; Удовику Ярославу, «Арис Про»; Трусову Владимиру, Группа компаний Эскорт; Кузнецову Михаилу, Martin Professional Россия; Рожанскому Борису, «Азия Мьюзик»; Черепанову Владимиру, Жукову Андрею, Алхимову Евгению, «Музыкальный Арсенал»;и их зарубежным коллегам:
Луиджи Паолони, FBT, Италия; Игорю Левицкому, SLS Audio, США; Мексу Мекснеру и Ондрею Сидлачеку, Biamp, США; Удо Холльштерну, Hoellestern, Германия; Колективу компании Powersoft, Италия; Фабиано Бесьо, LDR, Италия; Лоренцо Коппини, B&C Speakers, ИталияОбобщил Александр Хорев
Фото
Messe Frankfurt Exhibition GmbH/Pietro Sutera, Petra Welzel, Jochen Gunther

«

Тэги записи:
Комментариев нет

Оставить комментарий

Разработка и поддержка: Дизайн студия Visuallab | 2016